Семья с Андреевского об эре PSY и о ментальном символизме

За чайком в теплой душевной атмосфере, в гостях у FluRAnet  побывала корреспондент, путешественница Анастасия Салашна.

 

——————————————————

Когда ищешь креативных, а находишь запредельных  … Когда глубина не пугает, а причудливые зайцы дарят уют и тепло. И если Андреевский — психоделическая колыбель Киева, тогда эта колыбель — «Fluranet» — семейное дело Натальи и Сергея.

Замечали на спуске ступеньки в дома? А фонари, арки? Ступаем выше … Странные двери, возле них порос мхом ствол. Запах лесных трав и название …

Логотип «Fluranet» имеет за собой историю с начал психоделической культуры в Украине.

Они украшали, тысячи PSY-Party, крупные и мелкие фестивали,  Каzантип, ночные клубы и индийские стилистические заведения. Их покупают в Канаде, Японии, Индии и в Европе: от рисованных, картин до  различных эксклюзивных аксессуаров трассового стиля.

Еще выше … Захожу супруга Сергея, Наталья. Легко взъерошенные волосы, а на ногах высокие гуцульские носки. Заходим в  мастерскую и … начинаем.

— За каждой творчеством должен стоять помощник. Есть люди, которые умеют и то и другое. Но у меня отсутствует ген бизнеса. Когда я живу днем Сергея, в социуме,  в той реальности с которой Сергей соприкасается ежедневно — то мне больше не хочется рисовать, — говорит Наталья, поэтому сферы поделили на мое и не мое.

Нет — баням, да — краскам

19 лет спустя они ехали в Славянск, а приехали в Киев. Она везла с собой краски и кисточки, но даже не думала, что будет этим зарабатывать деньги в столице. В первые месяцы, пребывания в Киеве в 2000 –м, начала искать работу, не творческую, конечно. «Но хорошо, что меня никуда не приняли», — улыбается Nita. Тогда Сергей решил: «Моя жена будет рисовать, а не мыть бани.

— Я увидел в ней огонь, этот огонь не для маленького города, где жила Наталья. Чтобы разжечь это пламя,  надо было обеспечить для этого пространство и заботу. Мои предпринимательские навыки и ее художественные стали базой для будущего бренда «Fluranet».

Как черно-белые бабочки превратились в зеленых лягушек

Первое куда они попали в 2000-м году в Киеве был Андреевский спуск. Ее картины «черно-белых бабочек» не покупали. Говорят, что только с годами поняли почему — сложное содержание и пугающие формы. Однако благодаря ментальному символизму — постсоветская Украина с годами почувствовала в картинах отклик.

— Мы пришли со своими правилами на эту улицу соцреализма, где были только матрешки, Ленин, календари и рэкет. В 2000-х постсоветский мир был против экспериментального искусства.

— Я дома сидела рисовала, а он продавал картины. Затем вышла на Андреевский сама. На руке был вязаный браслет, который я выставила на продажу за четыре гривны. Его заметила одна женщина, когда узнала, что он мой — купила аж за восемь, — смеется Наталья.

— Придя, расстроенной, в тот день домой, я нарисовала зеленую лягушку, которая широко улыбается. Сергей на следующий день продал ее за десять гривен, я нарисовала еще одну лягушку. Так «черно-белые бабочки превратились в зеленых лягушат». И этот цвет был сиянием, прежде всего, для нас. Людям нужно солнце и свет, чтобы жить дальше. Поэтому наши картинки с лягушатами и зайцами дарили, друг другу,  как презент из Киева.

— Я ходил на свалки. Тогда не было денег. Искал материалы из ДВП и мешковины, чтобы она могла рисовать. А рамки я делал из плинтуса. Мы не могли себе это позволить покупать в специализованних магазинах.

Обычные краски, не передавали того мира в котором жила семья, и не отражали то чего бы  хотелось выразить. Флюоресцентные краски, и их спектр свечения наиболее приближенно показывал на картинах то, что мы (люди) видим во сне, в астрале и медитациях. В продаже их практически не было на тот момент. Поэтому Сергею пришлось делать самому, с химиком.

— Необходимо понять химический состав краски, разобрать все по формулам, откуда рождается флюоресценция и как она работает, за счет чего происходит свечение. Так мы создали свои краски. Одни были на ацетоновой основе, другие на водяной. Первые были более устойчивы. Для их создания покупали пигмент, на фабриках по производству тазиков.

 

Это не грибы … это свобода, это путь к себе.

— Психоделия — это восприятие, ясность без границ. Трансцендентальность — бессознательное состояние художника, которое проявляется на полотне благодаря краскам и образам. У кого-то через музыку, танец, образы, у других через  йогу и медитацию. Психоделия — это путь к себе. Часто у меня спрашивают, или даже утверждают: «что я употребляю?» Так вот мне кажется — это бегство от прекрасной реальности. Мне для рисования не нужны никакие вспомогательные средства. У меня нет стрессов, которые закрывали  бы каналы для входа энергии, с которой рождается мой рисунок. Да и зачем? Если тебе это не нужно!

 

Духовные объятия — интимная вещь

— У нас ничего не изменилось с 2000-х годов. Мы в том же состоянии живем, что и тогда. Мы в той же стихии, относительно в том же ритме жизни. Скорее трансформировалась ментальность людей, родилось «поколения PSY», которое гибко, с пониманием воспринимает эту реальность. Но мы уверены, что образы, за которые держатся люди, все же надо показывать осторожно. Это интимная вещь для каждого, а значит надо быть корректным, не сразу шокировать людей. Для этого начали с символики, которая известна и близка каждому.

А вот то творчество, которое мы позиционируем сейчас, мы выставили в галерее, когда люди стали готовы. Не только молодежь, которой это все понятно благодаря той картине мира, которая сформирована без канонов, но и старшее поколение — выходцы из Советского Союза — они стали открываться.

 

Ментальный символизм — это внутренний отклик на генетическом уровне. По словам Ниты, образы ее картин близки украинцам. «Мы свободная, мирная и отзывчивая нация. Мы стремимся жить в гармонии с миром ». Украинцы относительно недавно вошли в технологическую эпоху, а следовательно, как говорит Нита — еще имеют прочную связь с естественным.

— Человеческий ум привык все вкладывать в формы, мы стараемся этого избегать. Не хотим формировать кого-то. Мы лишь проводники между образами и кистью. В каждом полотне отсутствует эмоция. Присутствует только состояние, которое я передаю.

 

— Сейчас все пытаются поделиться, каждый показывает свое виденье. Люди должны обмениваться состояниями. И насколько выше вибрации этих состояний, столь шире наполнения. Это такие духовные объятия.

 

— Было время, когда мы отделились от нашей аудитории. Заработались. Это был тот период, когда я создавала без лишней суеты, когда Сергей полностью погрузился в организаторские вопросы. Мы делали свое дело, но не знали что нужно в конечном итоге людям, нравится это им наше творчество или нет.  Могли только слышать, что нам доносили наши феи. Казалось, мы стояли по другую сторону моста и только кричали: «Ну как тебе наша последняя картина? А платье как, может больше зеленого »? Вовремя спохватившись, мы повернулись к нашей аудитории лицом и стали еще ближе чем раньше.

команда эльфов

— Всегда находятся единомышленники: керамисты, художники, скульпторы, дизайнеры…

Есть несколько команд: одни мастера лепят по нашим заказам, шьют вещи,  рисуют у нас в мастерской; другая команда делает закупки за рубежом, если у нас нет возможности ездить по миру и выискивать, то чего нет у нас в стране;  и основной состав FluRAnet. Некоторые с нами с начала 2000-го, а есть фрилансеры, которые работают дома, в экопоселениях и привозят на реализацию свои изделия.

Перед тем как брать к себе в команду кого-то персонал проходит тщательную стажуровку и обучение, а если  открывается новый магазин или новое направление…. Сергей и Нита сами, непосредственно на своем опыте, проходят все этапы, нагрузки  и условия в которых будет работать сотрудник. Сидят в мастерской, занимаются продажами в магазине, лепят изделия, знакомятся с гостями, готовят им кофе. Так, собственно, было и со мной.

В углу, там, где обычно ставят алтарь или иконку стоит недорисованная картина. А мы посреди малой,  галерейной комнаты. Наталья заносит травяной Карпатский чай с медом и говорит:

«Но в идеале мы хотим иметь собственный дом в горах». Глоток ароматного чая

После одной из поездок семьи в Карпаты, где Сергей ищет потерянные языческие святилища и стоянки трипольцев — решили: «Как бы  там не было поселиться на западе Украины». Для этого планируют получить землю в Верховине и разбить там свое экопоселение. Дом для единомышленников. Творческое пространство, в котором, основная идея  восстанавливать лес, который вырублен людьми.

— В 2000 году мы поняли, что не хотим зависеть от денег.

Как только бизнес начинает приносить большие деньги, а не удовольствие – мы отказываемся от него. Так было с Казантипом. К тому времени у нас уже была сеть торговых точек в Киеве и активная работа на различных фестивалях. Сначала зашли на Казантип как магазин, позже стали разрабатывать и делать дизайн. В 2008 году  когда Казантип стал уже окончательно «НЕ ТОТ» команда фестиваля, заявила что следующие «Казантипы» будут на Марсе. Один из организаторов Казантипа предложил работать с этим проектом. Мы разработали дизайн «Марса», и собственно «Марсианской колонии», реализовали где-то 30% из задуманного — открывает фото с телефона, а там масштабные металлические конструкции, бетонные стилистические памятники, скульптуры.

— Я вспоминаю, что у нас было три папки эскизов, идей. Собрали команду скульпторов и декораторов. Наверно это был первый проект, когда нас не стесняли в средствах и в бюджете, и дали делать то, что мы хотим. Этим проектом мы жили с 2008 по 2011 год. Отдались полностью. Работали с мая по сентябрь без выходных, а с сентября по май продумывали дизайн. Там я воплотил детскую мечту — построил летающую тарелку, которая приземлившись, пристыковалась к главной сателите: с подсветкой внутренней и внешней, сигнальными огнями …. в середине кабины чайная Ниты, с травами медом и другими полезностями которых не было на Казантипе.  Летающая Тарелка получилось настолько круто, что Никита Маршунок навязал создание еще одной, по Казантипски, говоря простым языком «напарил, развел» приговаривая «А как ты думал мы тут строим Казантип?»

— Мы там работали до 2011 года. В ненормированном графике по 17- 20 часов в сутки. Спать приходилось по пару часов,  несколько раз в день. Одолевала хроническая усталость, которая временами перерастала в депрессию, поэтому после ездили в путешествия в Непал и Индию, Бали, Тайланд, там мы переключались. В 2011  решили уйти. К тому же политика и стиль фестиваля резко изменилась за последние несколько лет.

— В конце 2011 года мы стали открытыми к другим проектам, появилось больше времени,  так родился проэкт Джива и Эко пространство

Основной принцип и идея работы «Эко-Пространства» — популяризация нравственного образа жизни: не насилия над животными, забота об окружающей среде и своем здоровье. Джива — наши этичные и экодружественные изделия и товары .

— Раньше у нас было 5 магазинов в сети  Fluranet в Киеве. В Крыму была чайная и магазин, позже  в Индии, в Гоа. Теперь мы хотим реорганизовать бизнес и убрать все лишнее. Для Сергея — это колоссальные объемы контроля, для меня — творческое истощение и потеря интереса. Поэтому теперь у нас только два магазина: на Андреевском и Майдане и собственно сама галерея. Также продаем товары за рубежом и продолжаем декорировать заведения и оформлять тематические ивенты, делаем 3D росписи …

Индия

— С 2013 года, мы начали декорировать клуб под открытым небом Керлис в Анджуне, Северная часть Гоа в Индии. Четыре года полностью меняли стиль заведения. В основе были скульптуры из цемента. Это была наша зимняя резиденция с магазином и выездами на маркеты, рассказывает Сергей.

 

— Там собираются необычные  люди: хиппи, астрологи, художники, диджеи, музыканты артисты. Именно здесь, в прошлом веке,  произошли первые попытки делать транс, собственно, можно говорить, что мы попали в то место, откуда  и пошло психоделическое направление в музыке, в дизайне, в образе жизни, именно здесь зародился PSY-TRAnce как направление как стиль. Там  колыбель, — говорит Нита.

Сергей продолжает:

— Есть такие проекты, которые мы не можем сделать в Украине, но легко воплощаем в Индии. Здесь в Украине много препятствий для художника, нужно постоянно  ловить правильное состояние. Социум создает границы. В Индии ты можешь быть тем, кем ты хочешь быть. Реализовывать себя, поэтому там остаются творческие люди, неординарные. Там свобода — там тебя не оценивают и не ждут от тебя ничего. Некий открытый чистый канал: звезды ближе, цвет ярче, все создано для того, чтобы творить. Это другое пространство, там даже другие законы физики.

PSY — новый, а не Европейский

В Украине популяризировать этот стиль берутся энтузиасты на андеграундном уровне. Психоделия — это совместный ритм. И этот ритм задают единые локации, единственные темы и цели, а следовательно – фестивали, участниками которых часто бывают Сергей и Наталья.     Рассказывают:

— Самые массовые PSY- фестивали, где мы выставлялись, это был фестиваль в Португалии «Boom» и «Ozora» в Венгрии. Были в  Австрии ( «Flow») Испании ( «Lost Teory»), Германии ( «Antaris», «Wоnderland», «Indian Spirit»), Италии ( «Sonica»), Франции ( «Hadra»); ….

В этом году мы выступаем посольством и являемся участниками фестиваля в Испании ( «Visionarium»), который организуют наши украинцы. Это Арт фестиваль.

 

— Что-то подобное организовать в Украине на сегодняшний день не представляется возможным. У нас пока все организуешь, то устанешь от самого процесса подготовки к мероприятию. В Украине трудно заявить о себе, или сделать то,  что ты хочешь от души, на официальном уровне, в Европе проще. Поэтому у нас больше проходят неформальные фестивали: на природе: ставиться звук, сцена, делаются декорации, приглашаются художники артисты, где и мы выставляем свои работы.

Одни из ярчайших PSY фестивалей которые у нас проходят это «Каледоскопье» , «Виброника»

Количество участников колеблется от 500 до 1500 , в Европе все намного  масштабнее. Но самая большая проблема европейских выставок на фестивалях — это отсутствие выставочных оригиналов, все, как правило продают репродукции. Мы и другие художники  с Украины продаем оригиналы и в картинах и в полотнах, и этим очень сильно отличаемся.

За кулисами галереи и магазинов осталась мастерская Ниты, так ее называет Сергей. Самый родной координатор  и директор проекта, на котором краски, рамки, тот, кто поддерживает и чьи сны она рисует, когда теряет образ.

В той мастерской начисто выбеленные стены. Попугаи и швеи. Садится. Берет кусочек с логотипом, прикрепляет к новенькому платью, которое через час появится на полках

— За границей не понимают наших цен. Для них это очень дешево, но мы не поднимаем цены в Европе, чтобы все реально оценивали качество и цену украинского искусства. Ведь так мы оставляем полностью национальный вкус.

 А от каждой нации, традиции, как известно, остается послевкусие, оно формирует символизм. Тогда отклик из глубины — это ментальный символизм, который знаком украинцам, потому что здесь свой канал, здесь своя колыбель творчества … дающая импульс рождению талантам.

 

Анастасия Салашна

Руслан Музычук

 

 

Nita